ЯСИА12+ СахаМедиа

Сюжеты

Главное Политика Экономика Общество Территория Инвестник Происшествия Культура Спорт Природа Жизнь Подробно Не факт

Фотоматериалы

альбомы

Видеоматериалы

(Не отображено 2 видео) Просмотреть все

На карте

22 ноября 2013, 11:21

Максим Шевченко: Я не вижу ничего плохого в здоровом национализме


Вышедшее в прошлой пятничной «толстушке» «Якутии» интервью президента республики Егора Борисова, в котором он затронул вопросы межнациональных отношений, получило большой резонанс. Сегодня своими мыслями по этому поводу делится Максим Шевченко — известный российский журналист, телеведущий, в 2008 и 2010 годах член Общественной палаты Российской Федерации.

— Во‑первых, слушать Егора Афанасьевича всегда полезно и интересно. Это человек мудрый, который прошел жизнь, причем сделал ее сам, своими руками, знает, что такое труд рабочего человека, знает, что такое быть руководителем. Он сам в интервью говорит, что он любит свой народ, якутов, что он якутский националист в хорошем смысле этого слова. Т. е. он не мыслит себя без Якутии, без своего народа, и он дружит с русскими, работал с русскими, и он сам говорит, что есть якуты, я так понимаю, которые гордились своим национализмом, превозносили себя. Это разрушительная вещь, и он сам говорит, что это идет от недостатка культуры. Что такое культура? Культура — это способность видеть другого, слышать его, но эта способность основывается только на уверенности в самом себе, в собственной правде, в собственном народе, в принадлежности к своему народу.

Я русский, я москвич, я не из села происхожу, за моей спиной нет никакого улуса, хотя мои деды были из сельской местности. Мой отец родился в Москве, я городской житель. Но я русский человек, и я этим горжусь, люблю свою Родину, я русский националист и могу сказать, что люблю свой народ. Я хочу, чтобы восстанавливались русские села, чтобы строились церкви православные, чтобы русские люди имели по четыре — пять детей в семье, и это позволяет мне видеть, слышать и уважать и любить якутский народ, допустим, или эвенкийский, или другие народы, с которыми меня сталкивает жизнь на территории нашей России. Это позволяет мне в целом любить нашу огромную страну.

Я считаю, что в силу перипетий исторического развития наша страна формировалась как империя. Она формировалась путем расширения государства, государственного управления, что двигается армиями, казачьими отрядами, включением местной аристократии в общеимперскую элиту, как это было в Российской империи, собственно говоря. Но так или иначе, по воле Божьей или по воле высших сил мы оказались в едином доме. Потом были сто лет практически советской цивилизации, когда все — и якутский народ, и русский получили доступ к образованию, к высшему образованию. Скажем откровенно, до 17‑го года этого не было. Было 80 процентов людей в России, которые были неграмотными, не умели читать и писать. Сегодня, наверное, неграмотность — следствие деградации 90‑х годов, поэтому мы прекрасно понимаем, что дала нам наша страна, что дала она якутскому народу, русскому народу. Она вывела нас на совершенно новый этап развития, когда в каждом народе, в русском и якутском, есть ученые, есть техники, есть инженеры, есть люди, не просто занимающиеся теоретическим гуманитарным знанием, что в принципе естественно для любого народа, но люди, имеющие доступ к современным технологиям, биотехнологиям, кораблестроительству, сложнейшим инженерным, земляным, геологоразведывательным технологиям. Это все, согласитесь, дал нам двадцатый век, по большому счету. Поэтому патриотизм, на мой взгляд, это ценить и защищать то общее, что дает нам всем силу. Силу дает нам одна большая страна, в которой все люди имеют одинаковые права, все люди подчиняются одному закону, независимо от того, кто они по национальности, якуты, или русские, или украинцы, или эвенки, или кто-то еще, и все граждане Российской Федерации имеют одинаковые права. Патриотизм для меня — это защита общего, единого целого, который дает мне силу, дает мне возможность развития и недопущения, чтобы это делилось или кто-то у меня это забирал.

Егор Афанасьевич говорит в своем интервью о том, что на наше богатство многие зарятся, есть много желающих, которые хотят нас расколоть, чтобы потом прийти, сами-то они сильные, единые, а нас они раскалывают. Хотят забрать у нас то, что у нас есть. Это патриотизм — защита своей страны, защита ее возможностей и своих возможностей. Национализм — это любовь к своей нации, своему народу. Я не вижу ничего плохого в национальном чувстве, здоровом национализме, в любви к своему народу, если он не идет за счет ущемления другого народа. Это, конечно, невозможно. Поэтому Россия и является уникальной страной. Поэтому и сформулировал Владимир Путин в своей предвыборной статье, что мы должны строить гражданскую политическую нацию, т. е. субъект исторический, обладающий общими законами, общими государственными смыслами развития, общими финансовыми ресурсами, общими ресурсами инфраструктурного развития — дороги, самолеты, аэродромы, ресурсы образовательного развития и т. д. При этом вторая часть этой фразы — о сохранении и развитии этнокультурного многообразия наших народов. Эта фраза заложена в Стратегию национальной политики, которая является важнейшим политическим документом современной Российской Федерации.

При частичном или полном использовании материалов гиперссылка на сайт ysia.ru обязательна.
Категория: Общество Просмотров: 2263 Источник: ЯСИА Автор: газета Якутия Подписаться на обновления

Комментарии

Вы не можете оставить комментарий, пока не войдете на сайт. Вход / Регистрация

Авторизация на сайте через социальные сети

ЯСИА, Якутия, Саха Сирэ